О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Постполитика

«Правый экстремизм»: фантом и реальность
20.04.2008 01:10
Жан-Мишель Ив
Архив ИNАЧЕ

«Правый экстремизм»: фантом и реальность

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]


Код для вставки в блог


Популярно-развлекательное введение

В жизни приходит момент, когда хочется нарисовать у себя на спине белый кружок-мишень и сказать автоматчику: «Стреляй!».

Йозеф Геббельс «Последние записи»

1. Исторический генезис правого экстремизма

Правый экстремизм в его классической форме - не исходная точка, а результат некоторого развития, которое, с одной стороны, свершилось на уровне истории человечества, а с другой стороны, вкратце повторяется каждым отдельным индивидом. Это развитие можно изобразить в виде следующей условной схемы: анархизм - коммунизм - правый экстремизм.

Исходной точкой этого развития является «жгучее и пламенное желание осчастливить человечество». Дело в том, что все люди от рождения делятся на нормальных людей и подонков. Отличительным свойством подонков является желание и умение строить собственное личное счастье в окружении тотального несчастья окружающих. Отличительным свойством нормальных людей является то, что любое несчастье окружающих полностью отравляет им любой личный успех. Путь «строительства рая в одной отдельно взятой семье» для них совершенно исключен. Единственным средством как-то обрести внутреннее равновесие является для таких людей «служение великой идее», в частности, «борьба за счастье и процветание всего прогрессивного человечества», т.е. перманентная революция.

Первый этап эволюции этого движения можно поэтому обозначить как утопический социализм, в его наиболее анархических формах. Кредо перманентного революционера на этом этапе: для того, чтобы осчастливить человека, нужно просто избавить его от принуждения и от материальной нужды. На что надеялся Томас Мор? На что надеялись все утописты и социалисты? На то, что человеку от природы свойственно стремление к «Чистому и Высокому». Ему мешают только плохие условия, в которые он попал. Они думали, что стоит создать человеку минимум удобств, просто накормить его и дать свободу - и тут же его истинные, человеческие стремления одержат вверх. Люди станут добрыми, хорошими и бескорыстными. А их главным занятием будет искусство, наука, философия, покорение звезд и т.д. А все, что нужно для этого - лишь создать минимум материальных удобств и подарить свободу труда. Из этого убеждения исходил даже Хрущев, который обещал построить коммунизм к 1980 году. Над ним можно смеяться, но потерпел поражение не он, а эта гуманистическая теория человека.

Штука в том, что человек в своей массе оказался дерьмом. Человек оказался существом гнусным и низменным. Оказалось, что его материальные, животные желания растут по мере их удовлетворения. Чем больше ему дать, тем больше ему хочется. Верхняя планка отсутствует. Не существует такого уровня удовлетворения потребностей, при котором человек сам собой, по собственной инициативе из животного вдруг превращается в альтруиста и святого, вдруг перестает жрать, хапать, совершать пакости и начинает заниматься наукой и искусством. Наоборот, большинство людей при возрастании материальных благ становятся внутри еще хуже. Большинство из них сохраняют видимость человеческого облика только потому, что их низменные желания сдерживаются давлением извне, а их природная лень преодолевается страхом голодной смерти.

Второй этап этой эволюции можно обозначить как «научный социализм». Его реальное воплощение - большевизм, в его ленинско-сталинской форме. Кредо революционера на этом этапе: если люди не желают быть счастливыми по собственной воле, их нужно заставить быть счастливыми. Нужно основать государство, которым будут управлять отборные, проверенные революционеры, и постепенно приучить людей к свободному труду, направить их помыслы на Чистое и Высокое. Неспособных нужно перевоспитать, закоренелых - искоренить. Постепенно люди привыкнут, выдрессируются, Чистое и Высокое войдет в их инстинкты и революционное государство отомрет само собой, за ненадобностью.

Рухнул и этот проект. Основная причина - невозможность отобрать достаточное число проверенных революционеров. Рыба гниет с головы, и если «массы» в таком государстве некоторое время действительно движутся в нужную сторону, то управляющий аппарат из «передового отряда» очень быстро превращается в «класс эксплуататоров». Кстати, знаменитые сталинские репрессии были всего лишь судорожной попыткой нейтрализовать или хотя бы сдержать этот процесс, - предполагалось, что это возможно, если расстреливать человека лет через десять после того, как он выбрался наверх.

Итак, второй проект рухнул потому, что человек оказался дерьмом в некоем более фундаментальном смысле, чем это обнаружила неудача первого проекта. Даже лучший человеческий материал склонен к деградации и разложению. Ни одно доброе дело, ни один позитивный проект не может долгое время осуществляться на этом материале. Все гниет, расползается по швам, превращается в свою противоположность.

Осознание этой истины и породило третий, заключительный этап эволюции. В нашей схеме он обозначен как «правый экстремизм». Те же люди, которые хотели освободить и осчастливить человечество, поняли, что оно этого не стоит. Человечество - это стадо скота, даже в лице лучших его представителей. Его нужно использовать, но пытаться его улучшить - занятие напрасное. Поэтому отныне оно снимается со счета. Это всего лишь средство, расходный материал в руках у настоящих людей. Даже если у них ничего не выйдет, и человечество погибнет в одном из экспериментов, - потеря не велика. Ведь оно не имеет будущего.

2. Стратегия правого экстремизма

Уничтожение человечества - цель не менее бессмысленная, чем его исправление. Поскольку правый экстремизм предельно логичен и рационален, он не ставит уничтожение человечества своей непосредственной целью. Он должен использовать тот материал, который достался ему в руки. Он должен выжать все, на что способен этот материал. Перебрать все возможности, в надежде, что что-нибудь может измениться. И потому его отношение к человечеству - отношение экспериментатора к своему объекту. Отношение вивисектора к своей жертве. Поскольку в своем современном состоянии человечество не имеет никакой ценности, его случайная гибель в одном из этих экспериментов не будет слишком большой потерей. И потому это будет не просто эксперимент, а смертельный эксперимент. Правый экстремизм - это стратегия смертельных экспериментов над человечеством.

Итак, можно согласиться, что сущность правого экстремизма - человеконенавистничество. С одной только поправкой - это конструктивное человеконенавистничество. Ненависть к человечеству выступает здесь не как цель в себе, а в качестве средства на службе у более высокой цели. Что это за цель? Исчерпывающий ответ можно найти в работах классиков. Одни обозначают ее как «сверхчеловечество». Другие - как «завершение метафизики». Третьи - как «постсакральную волю». Смысл везде один.

3. Тактика правого экстремизма

Из сказанного выше должно быть понятно, что истинных правых экстремистов в этом мире - считанные единицы. Они не могут идти напролом: играть в открытую - заведомое самоубийство. Следовательно, прямые пути воздействия на ситуацию не подходят. Можно действовать только исподтишка, чужими руками. Единственный разумный метод в таких условиях - метод провокации. Метод обольщения и искушения. Следует возбудить глупое человеческое стадо и направить его в нужную сторону. А дальше умыть руки, взять бинокль и спокойно устроиться в партере. Таким образом, мнимая иррациональность правого экстремизма - это не его сущность, а способ воздействия на окружающих. Попытка использовать слабые стороны тупоголовой животной массы. Попытка поставить себе на службу эти скотские свойства.

Понятно, что эта истинная цель должна всячески маскироваться правыми экстремистами. Они могут пользоваться любыми средствами, любыми лозунгами, любыми программами, вступать в любые партии и движения. Отличительным признаком того, что к руководству пришли правые экстремисты, будет только крайний риск и потенциальная самоубийственность данного движения. Поэтому, с тех пор как правый экстремизм появился, любое заведомо самоубийственное массовое движение должно рассматриваться с подозрением. Не стоят ли во главе него просто хорошо замаскированные правые экстремисты? Не является ли видимый иррационализм такого движения следствием строгого и сурового рационального расчета тех, кто преднамеренно хочет направить его в пропасть?

Типичный пример такого движения - германский нацизм. В отличие от русского сталинизма, итальянского фашизма и любого другого внешне подобного ему явления, степень риска, на которую пошло гитлеровское руководство, заведомо превышала все разумные критерии. Это был не 50% риск, и даже не 90%. Это можно сравнить только с упованием на чудо, на счастливую звезду, на приход мессии. Создается впечатление, то его лидеров сам процесс массового человекоубийства занимал гораздо больше, чем далекий и нереальный результат. Немецкий народ для них был такой же пешкой, как и все остальные. Им было точно так же наплевать на немецкий народ, как и на любой другой. Именно в этом контексте становится понятным и логичным ритуальный акт затопления берлинского метро и другие подобные деяния в самом финале. Их целью была скорее радикальная месть человечеству как таковому, чем спасение одного народа за счет других. Они были «против человечества» в буквальном смысле этого слова, как и поется в известной русской песне. Итак, выдвинем предположение: германский нацизм - это тупоголовая мелкобуржуазная масса, оказавшаяся под контролем профессиональных человеконенавистников, правых экстремистов.

Впрочем, поскольку истребление как таковое не является целью правого экстремизма, можно предположить, что нацистское руководство было еще не на третьем этапе описанной выше эволюции, а где-то посередине между вторым и третьим, в процессе перехода. Концлагеря и войны - это сентиментальная ошибка, следствие незрелости Гитлера и его компании как правых экстремистов. Это всего лишь рецидив старых желаний: это была последняя попытка пробудить в человеке человека. Поставить его перед лицом смерти. Перед лицом того, что сильнее и выше человека. В тайной надежде, что такие «последние» переживания обратят его душу ввысь. Но провалилась и эта попытка. Такого рода войны и концлагеря уже позабыты. Их поглотила история, и они не оставили следа в памяти человечества.

Горевать по этому поводу не нужно: истории известна более продвинутая группа замаскированных правых экстремистов, которые во многом возродили и повторили опыт своих немецких товарищей. Я имею в виду так называемых «российских реформаторов». В частности, они сумели осуществить тот грандиозный эксперимент, который нацистам оказался не по плечу: пустить историю вспять - превратить один из обломков бывшего СССР в подобие дореволюционной Российской Империи. Присвоить его ресурсы и тем самым - привить его населению ненависть к демократии, под флагом которой это присвоение осуществлялось. Получилось не очень здорово, но искусство требует жертв.

4. Политический идеал правого экстремизма

Экспериментаторские наклонности правых экстремистов будут удовлетворены лучше всего, если они будут располагать полной властью над человечеством. Следовательно, к этой власти, явной или тайной, они и должны стремиться. Один из отцов правого экстремизма, Юлиус Эвола, выдвинул программу правого анархизма. Он призывал к индивидуальному разрушению общества. Зрелую программу правого экстремизма уместнее называть правым анархо-синдикализмом. Бунт индивидуального разрушения - занятие бесперспективное. Ибо такой бунтарь сам же раньше всего и погибнет в результате своей деятельности. Результат его разрушительной работы ничтожен. Мы пойдем другим путем. Нужно создавать отрицательную структуру. Антиструктуру. Это как бы раковая опухоль в теле общества, которая постепенно протянет свои метастазы во все его жизненные центры и подчинит его своей власти. В один прекрасный день люди проснутся, и увидят, что попали в большой концлагерь, из которого нет выхода. Точнее, есть только один выход - в газенваген.

Итак, конечный политический идеал правого экстремизма - Империя Зла. Иерархически организованное тоталитарное государство, основной целью внешней и внутренней политики которого будет максимизация Зла во вселенной. Основная форма внешней политики этой Империи - Звездные Войны. Она будет сеять смерть и разрушение по всей Галактике, уничтожать и преследовать все, что движется и шевелится, подавлять свободу и прогресс, насаждать рабство и тиранию.

Дело в том, что раз уж человеческая цивилизация зашла в тупик, нужно помочь хотя бы другим цивилизациям. Человечество не способно к добру, организованное добро у него быстро вырождается в зло. Однако человечество способно к злу: организованное зло становится еще злее, оно прогрессирует, а не деградирует. Поэтому человечество призвано взять на себя тяжкую миссию: обратить этот талант к злу на благо вселенной. Оно должно превратить себя в Полюс Зла во вселенной. Оно должно притянуть к себе все Мерзкое, Гадкое и Темное, что есть во вселенной, собрать его к себе, и наоборот - оттолкнуть как можно дальше от себя все Доброе и Светлое. Тогда, по закону диалектики, где-то на другом конце вселенной сам собой сконденсируется Полюс Добра. Добро окрепнет, вступит в борьбу со Злом, и в один прекрасный момент одержит над ним победу. Человечество, эта гнусная и злобная раса, будет уничтожено раз и навсегда. Такова великая миссия человечества с точки зрения правого экстремизма. Это великий долг человечества и его последняя честность - совершить глобальное, вселенское Харакири.
 

Франция, Шарантон 26 декабря 1996 года


Жан-Мишель Ив (Ive) - широко известный в традиционалистских кругах теоретик правого экстремизма. Живет он во французском городке Шарантон, но часто приезжает в Россию. Жан-Мишель славится острой и провоцирующей манерой своих текстов, часто он намеренно доводит изложение до гротеска и абсурда. Все дело в том, что Ив - великий гуманист, многие из своих текстов он пишет в качестве гуманитарной помощи сотрудникам разнообразных антифашистских и антиэкстремистских организаций. Во Франции все эти организации живут спекуляциями на так называемом «французском фашизме», и если бы не «саморазоблачительные» тексты Ива, то за отсутствием феномена их давно бы уже разогнали и лишили грантов.

Перевод этого текста подготовил Сергей Нечаев.


4.5/10 (число голосов: 116)
  • Currently 4.51/10




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру

Все подробности автозапчасти на нашем сайте.

Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008