О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Многополярная RU

Зачем нам нужны выборы губернаторов?
23.07.2010 13:56
Фёдор Крашенинников
Зачем нам нужны выборы губернаторов?

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]

Февраль 1917 года в России. Аппарат власти полностью работает, включая силовые органы. Однако серия небольших сбоев в столице приводит к быстрому коллапсу всей Российской Империи... После отречения Императора все структуры имперской власти исчезают мгновенно - потому что все, от министров и генерал-губернаторов до последнего полицейского, были легитимны только при наличии государя. / далее

Подробнее на ИNАЧЕ.net


Код для вставки в блог


Выборы - это важнейший механизм функционирования демократии.

Суть же демократии - это вовлечение максимально широких слоев граждан для участия в управлении государством. Собственно говоря, для этого демократия и создана - чтобы граждане, участвуя в управлении государством, чувствовали себя причастными к государству. Грубо говоря, это споcоб «помазать» людей властью: мол, вы же нас сами выбрали - вот теперь и слушайтесь.

Выборы губернатора в условиях России - важнейший момент формирования и власти и общества, особенно учитывая размеры страны и заведомую невозможность в условиях капитализма регулировать все вопросы из центра. Кроме того, для власти это необходимость учитывать мнение людей и на региональном уровне, для людей - осознание себя как участника жизни своего региона.

Выборы губернаторов далеко не всегда были честными (даже скорее наоборот), но всегда играли важнейшую роль - легитимизацию кандидата через процедуру выборов и его плотное знакомство с жизнью своих избирателей.

Несомненно, участие в выборах для потенциального губернатора всегда была чревато обязательствами перед группами влияния. Но, при всем при этом, кандидату все равно приходилось объезжать всю область, деревню за деревней, город за городом, что, как минимум, давало ему полное представление о регионе, которым он собирался руководить. Параллельно проходила проверку и его команда - от ее слаженной игры и умения вести дело зависел результат не меньше, чем от самого кандидата. При нынешней ситуации мы наблюдаем полную оторванность губернаторов от населения и при них - сформированные по случайному признаку недееспособные команды.

Вертикальные проблемы

Отмена прямых выборов дискредитирует саму идею вертикали, вот в чем главный парадокс. Запутанная логика формирования власти на разных уровнях превращает всю властную структуру в нечто туманное и далекое. Давайте попробуем найти какую-то логику в нынешней системе.

Если граждане могут прямым и тайным голосованием выбрать президента - тогда возникает вопрос, почему же им отказывают выбрать себе губернаторов, а, в свете новейших «федеральных трендов» - еще и мэров? Причем те же самые люди, которые ищут недостатки в структуре с сильным, избираемым прямым голосованием главой муниципалитета, почему-то не видят никаких недостатков в структуре, в которой глава государства избирается прямо и всенародно и имеет необъятные полномочия. Довольно странная логика: значит, объективно оценить потенциал кандидата на пост главы их города или региона люди вроде как не способны (хотя эти уровни власти несопоставимо ближе к людям, чем федеральная), а вот избрать главу государства - вполне даже способны.

С другой стороны, если губернатора выбирает областной парламент - тогда возникает вопрос, а почему же президент выбирается не парламентом, а прямым голосованием? Я, конечно, категорически против выборов президента в парламенте, но мне непонятно, зачем создавать такую извращенную логику: президента мы выбираем всенародно, и это хорошо и правильно, губернаторы то ли выбираются, то ли назначаются по какой-то крайне запутанной и насквозь лживой схеме, из которой напрочь исключены избиратели, а глав муниципалитетов, по внедряемой ныне схеме, должны избирать депутаты. То есть на каждом политическом уровне действует логика, отрицаемая на других уровнях. Это может показаться мелочью, но такая мутность создает у граждан устойчивое мнение, что от них точно ничего не зависит. А такое мнение - фундамент правового нигилизма, вот что важно.

Возможно, этого и добиваются некоторые силы внутри чиновничьего аппарата. Скорее всего, никакой стратегии, согласно которой власть трансформировалась в последнее десятилетие, ни у кого не было и все изменения делались по сиюминутным тактическим соображениям. То есть произошла не продуманная трансформация одной системы власти в другую, а череда спонтанных поправок действующий схемы для ее приспособления под текущие потребности.

Еще одно следствие отмены прямых выборов - это закрытие важнейшего социального лифта. Выборы губернатора - это отличная возможность для регионального политика выйти на федеральный уровень и показать себя с лучшей стороны. Например, нынешний министр прородных ресурсов Трутнев оказался в федеральной элите, пройдя все ступени выборов - муниципальные и региональные. Сколько еще энергичных и талантливых людей могло бы оказаться во власти, если бы им давали возможность попасть туда снизу, а не рассаживая на все посты «своих» людей сверху.

К сожалению, возможно, что именно боязнь конкуренции с сильными региональными политиками и заставила Путина уничтожить систему выборов. Сам он, как мы все знаем, имел чисто негативный опыт публичной региональной политики - возглавлял штаб проигравшего кандидата на выборах губернатора Санкт-Петербурга. Возможно, для него это стало большой трагедией: быть во власти и вдруг оказаться вне ее только потому, что кто-то смог переиграть их команду на поле публичной политики и никакая поддержка из центра не помогла.

Отчуждение

Однако они не учитывают чрезвычайно важный фактор, который я бы обозначил термином «отчуждение» - отчуждение власти от народа. Об этом сейчас много пишут, но кроме чисто теоретических аспектов отчуждения, есть и практический аспект.

Вот о чем я говорю: пока система власти действует более или менее эффективно и без чрезвычайных ситуаций, отчуждение власти от народа не имеет решающего значения: власть живет отдельно, народ отдельно. Однако в случае любых чрезвычайных происшествий отчуждение приводит к хаосу: власть впадает в ступор - она ждет указаний сверху и более всего боится гнева начальства, а потому склонна до последнего преуменьшать масштаб катастрофы - социальной, экологической, климатической и т.д. Люди же, изначально критически настроенные к любой информации, идущей от власти, начинают действовать самостоятельно, не доверяя официальной информации и с готовностью подхватывая все слухи и домыслы. Опять-таки, учитывая неавторитетность а часто и банальную неизвестность губернатора широким слоям населения, невозможным становится вариант прямого апеллирования власти к народу. То есть прямое выступление губернатора по телевизору или на митинге едва ли вразумит или остановится деструктивные силы.

Суть проблемы в одном: вся система власти легитимизируется через одного человека - президента. Он избирается прямо, тайно и всенародно и он, безусловно, легитимен, с точки зрения формальной демократии. Но вот все остальные уровни власти получают легитимность через связь с ним: он назначает премьер-министра, его администрация через множество рычагов влияет на партийно-парламентскую систему, он же выбирает кандидатов в главы регионов, которые потом назначают членов Совета Федерации, он же назначает членов общественной палаты, короче говоря, все ветви власти сходятся на нем так или иначе.

Все это крайне удобно и функционально, но при одном условии: если ситуация в стране стабильная. В случае кризисных явлений система оказывается беззащитной и уязвимой на всех уровнях.

Еще более беззащитна такая система перед случайностью. Как сказал один литературный персонаж, человек смертен, более того, смертен внезапно. Что недавно доказал президент Польши. В странах, где власть легитимизирована на многих уровнях, первое лицо легко и без особых последствий заменяемо другим, не менее легитимным и тоже выбранным должностным лицом. Но в ситуации России все несколько иначе. В ситуации тандема премьер-министр, по умолчанию, вполне сопоставим по влиянию с президентом, но это частный случай. Если проанализировать структуру власти при Путине, то там все было гораздо печальнее: вторым лицом был сначала Фрадков, потом - Зубков, а третьим - Сергей Михайлович Миронов.

Два примера из истории

Февраль 1917 года в России. Аппарат власти полностью работает, включая силовые органы. Однако серия небольших сбоев в столице приводит к быстрому коллапсу всей Российской Империи. Беспорядки в Петрограде сначала скрываются от Императора, а потом неавторитетная и во многом случайная власть на местах оказывается неспособной эффективно и оперативно действовать в критической ситуации, а потому просто сдает власть революционерам. После отречения Императора все структуры имперской власти исчезают мгновенно - потому что все, от министров и генерал-губернаторов до последнего полицейского, были легитимны только при наличии государя, который, в рамках той политической системы, единственный имел легитимное право быть императором по праву рождения и в полном соответствии с законами Российской Империи.

Кстати, на региональном уровне падение императорской власти прошло практически без насилия: губернаторы даже не попытались как-то сопротивляться и без колебаний передавали власть спешно создаваемым революционным органам. Почему? Потому что, даже при пассивной лояльности большинства населения Императору (наивно полагать, что большинство населения питало к самодержцу такое же неприятие, как столичные революционеры) это не давало никаких рычагов местным структурам императорской власти: у губернаторов не было никаких связей с населением, опереться было не на кого.

Август 1991 года. СССР. Ни Горбачев, ни члены ГКЧП не легитимизировали свою власть через прямые выборы, возможно потому, что Горбачев боялся проиграть прямые выборы и предпочел стать Президентом СССР в результате голосования в союзном парламенте. Самой легитимной и понятной властью для населения России был недавно избранный Ельцин. И как только он отказался подчиняться решениям советских чрезвычайных органов власти - выяснилось, что опереться им не на кого. Потому что все силовые структуры и партийные органы действовали только по инструкции сверху, не имея опоры снизу. И как только сверху перестали поступать инструкции - все развалилось.

Выводы

Опора на пассивное большинство - это тупиковый путь для власти, о чем говорят нам приведенные выше примеры. В 1917 году пассивное большинство населения России ничего не имело против Николая Второго, а вот политически и экономически активное меньшинство - имело. В 1991 году большинство населения СССР хоть и ворчало на Горбачева, но было совершенно не готово к развалу Союза. Но вот элиты были вполне готовы и как только власть совершила роковую ошибку - Союз исчез в несколько дней.

Пассивное большинство населения не ходит на митинги несогласных - это факт. Но оно никогда не выходит и защищать власть - это тоже факт. То есть в трудные времена власти нужнее всего легитимность на всех уровнях, от муниципальных образований до президента, на каждом уровне.

В условиях России, в смысле ее размеров и территориального разнообразия, легитимность и эффективность власти на всех уровнях и особенно региональной власти - единственная гарантия от анархии и хаоса. Опять-таки, в современных условиях неизбежен и федерализм - в условиях рыночной экономики централизация всей власти и отрыв власти от местных экономических элит упомянутое выше отчуждение чревато развалом страны в случае кризисного развития ситуации.

Сегодня федеральная власть создала систему, которая работает против нее - весь негатив, все кадровые ошибки, снизу доверху, все падает на нее. Выборы, по сути, были прекрасным клапаном в трудные времена (хотя когда в нашей стране были простые времена?): в вашем регионе все плохо? - так вы сами избрали себе такого мэра и такого губернатора, в следующий раз будете мудрее. Это удобная позиция для федеральной власти в условиях тотальной выборности. В такой ситуации федеральная власть остается неким гарантом справедливости и высшим арбитром. В нынешней же ситуации федеральная власть сама себя отождествляет и с региональной, и даже с местной - со всеми их ошибками и просчетами. Получается, что за любое недоразумение винить надо именно ее - это она выбирает из своей среды губернаторов, мэров и всех остальных.

Мне непонятно, почему этот фактор не учитывается при принятии решений. Возможно потому, что власти исходят из благоприятного для себя развития социально-экономической ситуации в стране. Однако уже сейчас очевидно, что вечного процветания нам в ближайшие годы не грозит, а значит, возможны и негативные сценарии. Но на негативные вызовы у федеральной власти нет никаких политических ответов, только силовые.

И именно поэтому я считаю, что пришло время вернуться к выборам губернаторов. Люди должны выбирать себе власть, а власть должна постоянно чувствовать прямую и очевидную связь с населением. И действовать прежде всего в интересах жителей региона, а не федерального центра. И даже если в регионах будут избраны не совсем те, кого бы хотели видеть в Москве - это не так страшно. Как показывает опыт, договориться можно со всеми. Гораздо тревожнее ситуация, когда договариваться просто не с кем: при нынешней структуре власти совещание президента с губернаторами - это его совещание с самим собой, в крайнем случае - со своими референтами и секретарями

Автор - президент Института развития и модернизации общественных связей (Екатеринбург)


5.2/10 (число голосов: 105)
  • Currently 5.22/10




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру



Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008