О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Миру-миф

Регион перелетных птиц в стране-медитации
13.11.2010 21:28
Вадим Штепа
Регион перелетных птиц в стране-медитации

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]

И вот мы, двадцать первых пташек, представляющих разные блогерские системы и российские города, на корейском пароме «Eastern Dream» под панамским флагом выдвинулись в сторону Страны Восходящего Солнца...  / далее

Подробнее на ИNАЧЕ.net


Код для вставки в блог


В октябре состоялось событие, без преувеличения знаковое для российского блогерского сообщества, точнее, той его части, для которой уже возник неологизм «геоблогеры». Так называют тех, кто в своих дневниках особое внимание уделяет путешествиям и жадно интересуется спецификой того или иного региона, где доводится побывать. Похоже, их информационное влияние ныне уже стало превосходить «обычных» журналистов, для которых заинтересованные организации устраивают пресс-туры в надежде на популяризацию своих мероприятий. Ибо администрация японской префектуры Тоттори, желающая шире открыть свой регион российским туристам, и владивостокская туркомпания «Фрегат Аэро», обеспечивающая визовую и транспортную поддержку, сразу вышли в сетевое пространство и организовали Первую Блогерскую Дальневосточную Экспедицию.  

И вот мы, двадцать первых пташек, представляющих разные блогерские системы и российские города, на корейском пароме «Eastern Dream» под панамским флагом выдвинулись в сторону Страны Восходящего Солнца...

Сказать, что она «уникальна», было бы слишком банальным... Даже у многих из нас, облетавших уже полмира, но скорее в западном направлении, здесь ехала крыша и рушились стереотипы. Япония - далеко не Европа, с которой в наших краях привыкли соотносить «качество», но при этом здесь зачастую все гораздо качественнее, чем в ЕС. Это касается не только сервиса, но самого мировосприятия. Здесь качество - именно в глубине погружения в эти ландшафты, которую поверхностная европейская рациональность уже не улавливает.   

Созерцательность разлита здесь в воздухе, причем это не туристическая страсть к «экзотике». Точнее, сами туристы словно бы заражаются от местных жителей таким завороженным очарованием, и начинают, как и сами японцы, зависать в созерцании восходов, закатов, туманов над горами, сакуры весной и красно-желтых кленов осенью... У нас это обычно свойственно лишь художникам и иным творческим натурам - а здесь это неотъемлемая часть общего национального характера страны-медитации. Боюсь, что даже профессиональные фотографии этого не передадут...

Но не только природа ввергает здесь в медитацию. Если суммировать японские импрессии формулой, я бы сказал, что это синтез уникальной природы, культуры и технологии. Есть подозрение, что даже поражающие остальной мир японские технические новации создаются именно благодаря этому синтезу, в том же медитативном настроении. Это нагляднейшая иллюстрация концепта Гийома Фая об «археофутуризме» - когда в одном пространстве непротиворечиво сосуществуют и дополняют друг друга Золотой храм,

дзенский сад камней

и стоэтажные небоскребы.

Когда объезжаешь их за один день, картинка страны складывается как пазл.

Фотоохотников из нашей группы особенно впечатлил «гейш-парад» в Киото, когда по улицам этой древней японской столицы чинно шествовала колонна девушек в традиционных одеяниях. Однако, как оказалось, это не было специальным развлечением для туристов - юные гейши просто принимали участие в городской демонстрации, требующей полной электронизации налогообложения. Это уже не «модернизация», о которой у нас прожужжали все уши. А некое такое «пост-», которое уже перерастает в новую и неведомую «прото-эпоху»...

По возвращении из путешествия я перечитал некогда сверхпопулярный у нас справочник по современной Японии - книгу Всеволода Овчинникова «Ветка сакуры». Конечно, многое там безнадежно устарело (хотя неизбежные заносы автора в «правдистский» пропагандизм выглядели нелепо еще тогда). Однако некоторые мировоззренческие, психологические и житейские черты японцев он уловил на удивление точно. И его многолетние наблюдения вполне сохраняют свою актуальность, позволяя несколько структурировать наши впечатления от нескольких дней, выйти из состояния «культурного шока». Странно, что с тех пор не появилось более современного справочника - но возможно, это потому, что в фундаментальном смысле там «ничего не изменилось»: «Сопоставление  поразительной восприимчивости к новому с самобытностью вековых традиций служит лейтмотивом всего, что пишется о Японии вот уже на протяжении целого столетия. Поневоле напрашивается мысль, что кажущаяся податливость японской натуры подобна приемам борьбы дзю-до: уступить натиску, чтобы устоять, то есть идти на перемены, с тем чтобы оставаться самим собой... Такова Япония во всем. После нескольких лет изучения ее жизни вдруг обнаруживаешь, что смотрел на горы лишь с одной стороны, в то время как на их противоположном склоне климат совсем иной».

 

Из окна автобуса, следующего по «японской глубинке», миниатюрные (с российской точки зрения) рисовые поля то и дело сменяются такими же четко очерченными фруктовыми рощами, а иногда и кладбищами. Точнее - колумбариями, которые очень органично вписываются в этот «сельскохозяйственный» пейзаж, словно бы иллюстрируя естественный здесь бытийный круговорот, где нет привычной западному человеку острой грани между «жизнью» и «смертью».  Нет, кстати, никакой острой грани и между двумя доминирующими здесь вероисповеданиями - синтоизмом и буддизмом. Скорее, они даже диалектически слиты: синто это «голос» природных богов и духов различных местностей (вот почему здесь так внятен регионализм!), он «озвучивает» человеческие рождения и жизненную полноту, тогда как буддизм вращает круг перевоплощений. Поэтому синтоистские и буддистские храмы часто соседствуют и дополняют друг друга. Между ними никогда не было войн и «иерократической» конкуренции - быть может, потому, что «каста» священников здесь не играет той роли, как в авраамических религиях?

Знаменитый киотский Храм чистой воды (Киёмидзу) также соседствует с синтоистским Дзисю, где просто нет прохода от толп молодежи, исполняющей ритуал странствия между «камнями любви», загадывающей желания, покупающей амулеты и т.д. Конечно, религия здесь во многом сведена на «игровой» уровень - но собственно, настоящий буддизм всегда был таким. Японские школьники, к счастью, избавлены от скучного изучения, и тем более выбора между «основами синтоистской или буддистской культуры», эти живые основы они обретают здесь. И экскурсия (если угодно - паломничество) к этим храмам входит в школьную программу.

Но и во взрослой жизни японцы не слишком религиозны (в нашем понимании этого слова). Религия здесь просто «растворена» в общей эстетике жизни. Существует невероятное множество доктринальных и региональных синтоистско-буддистских сект - однако это слово здесь означает просто ту или иную школу или землячество, а не то, что под ним понимается в России (покушение на «единый и неделимый» статус РПЦ).  

Вообще, становление региональных брендов в Японии идет с истинно японской стремительностью и технологичностью. Если европейцы осуществляют процесс регионального брендинга неспешно, но последовательно, в России - это вообще пока еще экзотика, то если уж за дело берутся японцы, у них просто не получается сделать плохо. Мы имели возможность за этим наблюдать на примере префектуры Тоттори, практически неизвестной у нас до недавнего времени. Кстати, любопытно заметить, что хоть Япония и моноэтничная страна, это, тем не менее, сопровождается широким и растущим региональным многообразием. Что лишний раз доказывает - регионализм уже превратился в глобальный тренд, как напророчил еще в середине 1990-х годов Кеничи Омаэ («The End Of The Nation State: The Rise Of Regional Economies»). 

Тоттори означает «регион перелетных птиц», и птичья символика здесь максимально задействована - в парках, памятниках, даже в лаконичном гербе префектуры. Но есть здесь множество других символов и туристических уникальностей - все даже затруднительно перечислить в одной статье, ибо программа у нас была сверхнасыщенной, с ранними выездами и поздними приездами каждый раз в новую гостиницу. Но зато удалось отдохнуть несколько ночей в традиционных японских отелях-рёканах, построенных на горячих природных источниках. По числу этих источников Тоттори занимает одно из лидирующих мест в стране. А вылезши из онсена (купальни), можно облачиться в халат юкато и пойти прогуляться по городку, среди белых домиков с черепичными крышами специфической формы. Уникальность каждой страны лучше чувствуешь в ее маленьких городках - это впрочем глобально. Но такого подчеркнутого гостеприимства, как в рёканах, нет, пожалуй, более нигде! Вам здесь действительно рады и показывают это на каждом шагу, причем делают это искренне - в отличие от других стран, где с вами вежливы в расчете на щедрый «бакшиш», в Японии чаевые не приняты.

 

Единственным минусом рёканов является отсутствие в них интернета - что для этой супертехнократической страны очень необычно. Но, как объясняют хозяева, рёканы предназначены для отдыха, а интернет - это работа!

В один из дней своего визита в Тоттори мы посетили местный геопарк с самыми крупными в Японии дюнами и невозможными здесь верблюдами. Причем сделано все опять же в синтезе природа-культура-технология: сначала в местном музее вам покажут интерактивный фильм об этом природном феномене, затем желающие могут совершить переход японской пустыни и искупаться в Японском море (температура воды в октябре 23 градуса). Или прокатиться по дюнам на сандбордах - специфическом аналоге сноубордов. Дюны у меня исторически ассоциировались с Прибалтикой - а когда я узнал, что неподалеку от этих мест на побережье есть еще кемпинги и палаточные городки, стало окончательно ясно, что Земля круглая.

Однако музей груши в Тоттори - это нечто превосходящее европейские мерки. В ХХ веке здесь был выведен специфический, круглый сорт груш, который так и называется - «ХХ век», и с тех пор префектура лидирует по его производству и экспорту. Честно признаться, я шел в этот музей, позевывая - ожидая несколько занудных ботанических лекций. Но увиденное просто потрясало - свою грушу здесь превратили в настоящий арт-хит. Здесь и красочная музейная экспозиция по истории японского грушеводства, и современные художественные работы, и тут же школьники рубятся в какие-то компьютерные игрушки с участием этой груши как героя. Вот так надо проводить уроки и создавать региональные бренды!

Но разумеется, Япония не была бы Японией, если бы нам не дали прикоснуться к местному сакральному миру. Желающие из нашей группы могли совершить религиозный подвиг - трехчасовое восхождение к горной молельне Нагаирэдо, которая, по преданию, возведена нечеловеческими руками.

А у остальных была возможность попрактиковаться в медитации под руководством настоящего буддистского монаха. Впрочем, крипторелигиозный опыт начался еще в самый первый день в портовом городе Сакайминато, с посещения фабрики сакэ и прогулки по улице Ёкаев (привидений), созданных манга-художником Мидзуки Сигеру.

Возможно, поэтому к финалу экспедиции медитативные практики воспринимались уже как нечто привычное. Со стороны, наверное, очень любопытно выглядела сцена в музее японской рисовой бумаги - дюжина взрослых мужчин, забыв про свои фотокамеры и рассевшись на полу вокруг маленького столика, молча, самозабвенно и почти целый час старательно клеила аппликации, как в детском саду...

Вообще, в Тоттори мы оказались едва ли не первой не только российской, но вообще европейской организованной экспедицией. Паром из Владивостока запущен только в прошлом году, а до этого туристы обычно огибали эту небольшую префектуру. Однако здесь весьма заинтересованы в росте въездного туризма - эта некогда «закрытая страна» под воздействием глобализации неизбежно открывается и, к удивлению многих гостей, цены здесь вполне сопоставимы с теми, которые предлагают другие, более известные российским туристам, южные и восточные страны. Хотя, конечно Япония никогда не станет «Таиландом» - она все-таки для тех, кто предпочитает менее попсовый и более изысканный «Восток»...

Кстати, забавное гастрономическое опровержение глобализационных стереотипов. Суши (или, в более точной японской транскрипции, «суси») мы отведали там единственный раз, поставив себе целью специально найти некий аналог множества российских «суши-баров». И нашли в городе Йонаго одну такую кибернавороченную кафешку, где заказы делаются нажатием картинки на мониторе, а выбранные блюда моментально приезжают к столу на конвейере. Словом, совершенно буквально понятый fast food.

Хотя настоящая японская кухня - это конечно нечто совсем иное: черепаховый суп, крабы, мраморная говядина, которую жаришь на персональной горелке... На приеме в администрации Тоттори их подавали под чудесное местное вино из «песчаного винограда» (здесь умудряются разводить виноградники буквально на песке!). От великодушно предлагаемой вилки, кстати, отвыкаешь на второй день - просто потому, что вдруг обнаруживаешь: палочками удобнее. Японская кухня вообще принципиально отличается, скажем, от китайской: там искусство повара состоит в том, что вы даже не можете узнать исходных ингредиентов блюда, здесь же, напротив, все стараются максимально приблизить к природе и не смешивать. Полагать же, будто японские национальные блюда чем-то похожи на подаваемые в российских «суши-барах» роллы (которые часто и называются «суши») - сродни тому, как видеть в американцах сплошных поедателей гамбургеров или разделять некоторые зарубежные стереотипы о русской кухне.

Японский регионализм основан не на этническом принципе, но на подчеркивании культурно-экономической специфики каждой из 47 префектур. Кстати, любопытный парадокс - Япония до сих пор официально называется «империей», однако префекты там избираются населением. В отличие от некоторых номинальных «федераций»...

Нашу экспедицию принимал вице-префект Тоттори по культуре и туризму Тосиаки Хотта. Этот общительный и гостеприимный человек сразу сломал стереотипы о японской «замкнутости». 54-летний г-н Хотта приехал в нашу гостиницу на велосипеде - можете себе представить какого-нибудь российского вице-губернатора, явившегося на международный  прием без «статусной» машины с мигалкой?

Кстати, демократический велосипед становится вдруг очень популярным средством передвижения в этой ультратехнократической стране. Среди небоскребов Осаки крутят педали клерки - в черных костюмах, галстуках, ботинках, с портфелем подмышкой и мобилой возле уха. Хотя машин здесь уже давно в несколько раз больше, чем людей, и их приобретение не представляет никакой проблемы. Возможно, этот феномен связан с некоторой усталостью Японии от гипертехнократии, и граждане таким образом отдыхают. Подобный же посттехнократический экологизм проявляется и в популярности ветровых электростанций - на побережье их огромное множество, напоминающих гигантские вентиляторы. Напомним, кстати, что все могущество японской экономики (второй по ВВП в мире) создано без капли собственной нефти...

Культурное влияние этой страны в Тихоокеанском регионе безусловно доминирует - даже несмотря на рост соседних, более молодых «тигров». А с развитием въездного туризма, вероятно, будет только возрастать. В этом можно увидеть все ту же, древнюю «тактику дзюдо»...

На этом фоне российский Владивосток, откуда начиналась наша экспедиция, пока несколько проигрывает. Ибо именно сюда везут машины и другие товары из Японии, а не отсюда нечто такое уникальное, что способно заинтересовать японцев. В этом сказывается историческая традиция - Владивосток изначально строился не как торгово-культурный «Лос-Анджелес», но именно как имперский «форпост». А в советское время его и вовсе закрыли даже для собственных граждан. Поэтому город до сих пор так и не стал мощным транслятором русской (и шире - европейской) культуры в тихоокеанский регион - хотя именно культурное влияние и создает лидеров в эпоху глобализации. Но потенциал для этого здесь безусловно есть и даже более того - представляется, что бренд «Тихоокеанской Европы» может стать своего рода архимедовым рычагом для Приморья. Однако это может начаться с усвоения здесь европейских, а не советских («далеких, но нашенских») норм. Пока же таможенное и пограничное оформление пассажиров на паром и с парома занимает 2-3 часа, в отличие от 15-20 минут в Японии и транзитной остановки в Корее.  

Кстати, Южная Корея, где наша экспедиция провела по несколько часов на пути туда и обратно, являет собой совершенно иной культурный мир, чем Япония, хотя с российского Запада они выглядят почти одинаково. Но если провести условную аналогию с Европой, то различие здесь в чем-то похоже на извечное соперничество Англии и Франции. В портовом городе Донгхэ мы успели посетить лишь пещеру, пляж и парк эротического фольклора - и слегка почувствовали стиль этой страны, очень по-своему красочный и стремительный, хотя и столь же медитативный...

  

Так что если ваш мир не сводится к европейскому рационализму, и вкус к открытию новых пространств не иссяк - садитесь на «Фрегат-Аэро» и улетайте медитировать...

Все фотографии авторские, кроме 11 (Валентин Любимов) и 12 (Иван Ермошкин) - моих коллег по экспедиции


4.4/10 (число голосов: 119)




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру

скачать курсовые

Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008