О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Миру-миф

Охта-Центр как Барад-Дур
30.10.2009 20:51
Вадим Штепа
Русский Журнал

Охта-Центр как Барад-Дур

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]

Перестав быть столицей империи, Петербург решительно сблизился и вошел в резонанс с ингерманландской мифологией. Имперскую агрессию сегодня воплощает собой Газпром. Именно в этом и состоит корень той мировоззренческой войны, которая разворачивается на Охте...  / далее

Подробнее на ИNАЧЕ.net


Код для вставки в блог


Бульдозерная атака на средневековые крепости Ландскрону и Ниеншанц (точнее, на их еще чудом сохранившиеся детали) обнажила реальное предназначение газпромовского проекта «Охта-Центр».

Первоначально, кстати, весь этот проект с 400-метровой башней назывался «Газпром-Сити». Но затем его, видимо, решили «укоренить» в петербургской топонимике. Хорошо хоть не назвали его «Новый Ниеншанц» - хотя попытки идеологов башни представить себя его «наследниками» продолжаются. Но максимум, что они берут из той эпохи - это контур пятиконечной звезды, которая в массовом сознании ассоциируется скорее с образом «правопреемницы СССР», чем с допетровской историей Ингрии.

Подобный «девелопмент» очень напоминает замену живых растений на их искусственные (но такие красивые!) декорации...

Таким «возрождением» реальное мифологическое наследие Ниеншанца просто закатывается в асфальт. Поскольку именно это наследие радикальнейшим образом противоречит задачам газпромовской империи. Неслучаен резкий раскол среди петербургской интеллигенции по поводу этого проекта. Показательно, что поддерживают его в основном «статусные», околовластные деятели - тогда как свободные художники, литераторы, рок-музыканты выступают решительно против. Здесь любопытно провести другую историческую параллель - формирование питерского демократического движения в эпоху Перестройки также начиналось с идей спасения городской архитектуры...

Хотя противостояние «газоскребу» не сводится лишь к «защите пейзажа», очевиден существенный рост значимости той формы гражданской активности, которую можно определить как «ландшафтная оппозиция». С точки зрения прежних, зацикленных на собственных идеологиях, «правых» или «левых», она порой выглядит «внеполитически». Однако именно такие выступления - в защиту уникального облика своей среды обитания - становятся все более популярными в различных регионах и собирают гораздо больше заинтересованной публики, чем «либералы», «националисты» или «коммунисты» по отдельности.

Фактически это признаки становления регионализма как мировоззрения, в котором, с одной стороны, прежние идеологические противоречия снимаются, а с другой - оно напрочь отвергает навязываемые извне имперские «вертикали». Несмотря на то, что организаторами протестных акций в Петербурге выступали местные отделения федеральных движений («Яблоко», ОГФ, партия, название которой Нельзя Больше Произносить и т.д.), их чисто «партийные» лозунги были едва различимы на фоне интегрального: «Это наш город!»

Петербургский регионализм, как ни парадоксально, органически вырастает из допетровской истории, из того самого Ниеншанца, который газпромовские архитекторы хотели бы узурпировать и нивелировать. Перестав быть столицей империи, Петербург решительно сблизился и вошел в резонанс с ингерманландской мифологией. Имперскую агрессию сегодня воплощает собой Газпром. Именно в этом и состоит корень той мировоззренческой войны, которая разворачивается на Охте...

Еще один парадокс: Путин и Медведев по рождению вроде бы питерцы, но, в случае своей поддержки газпромовского проекта (пока вроде бы никто из них эксплицитно не высказался), они выступят проводниками антипетербургской, сугубо имперской парадигмы. Для этой парадигмы все местные уникальности выглядят лишь как досадные помехи - она стремится символически закрепить за собой унитарное «кольцо всевластия». Поэтому и возводит свои «Барад-Дуры», призванные стать не только архитектурной, но ментальной и моральной «доминантой».

А «российские патриоты», которых власть натаскивает на виртуальную борьбу с «транснациональными корпорациями», замечательно проглядели, что Газпром являет собой классическую ТНК. С той лишь особенностью, что усилиями платных пиарщиков и бесплатных зомби он создает себе очень «патриотический» имидж. Зачастую даже с перехлестом, из серии «нарочно не придумаешь»: в XXI веке православие распространяется по трубам «Газпрома»...

Сторонники «газоскреба» любят на каждом шагу ссылаться на Эйфелеву башню, против возведения которой большинство парижан решительно возражало, а впоследствии она стала символом этого города. Однако эта историческая параллель легко ломается - творение месье Эйфеля было весьма уникальным и авангардным для своего времени. Чего никак нельзя сказать о газпромовском проекте - более точная параллель проведена в уже упомянутом обращении интеллигенции к петербуржцам: «Охта-центр» - не воплощение прогресса и не прорыв в будущее, как это пытаются нам доказать. Небоскреб «Газпрома», задуманный и спроектированный в подражание новостройкам Арабских эмиратов и Саудовской Аравии - утверждение нового образа России как сырьевой страны, чье относительное благосостояние основано на распродаже природных ресурсов».

Однако сопротивление этому проекту оказалось не столь массовым и активным, как предполагали его организаторы. На митинг протеста, состоявшийся 10 октября, даже по самым оптимистичным оценкам пришло не более 5 тысяч человек - что для нынешней гражданской апатии все же немало, но для 5-миллионного мегаполиса это капля в море. Несмотря на то, что по опросам ВЦИОМ половина петербуржцев выступает против этого архитектурного монстра, активно выражать свой протест они не стремятся. И дело здесь не только в неверии в свои силы или уверенности в том, что власть все равно никого не послушает и сделает по-своему. Основная проблема - в сугубо консервативном настроении оппонентов.

Они ставят своей главной задачей сохранение привычного облика Петербурга, и на этом поле неизбежно проигрывают власти, которая вовсю использует риторику развития и модернизации. Тогда как оппозиции следовало бы выдвинуть альтернативный модернизационный проект - и обличать архаичную, «цепляющуюся за старое» власть именно с его позиций. Широкие круги продвинутой петербургской молодежи охотно поддержали бы такое, проективное, а не консервативное краеведение. Но увы, до оппозиционных политиков с трудом доходит, что в нынешнем «обществе спектакля» умение заинтересовать публику ярким и необычным проектом гораздо эффективнее, чем какая-то «контрпропаганда».

Таким проектом вполне могло бы выглядеть превращение Охты - с Ландскроной и Ниеншанцем - в новый общественно-культурный центр, современную «варяжскую столицу». Этот бренд способен вновь существенно сблизить европейцев и соотечественников, которые интересуются популярными стилями нео-этники и исторической реконструкции. Однако эта культурная реконструкция не означает какой-то социальной реставрации - напротив, это феномен именно постиндустриального общества. Именно на основе древних исторических мифов многие европейские города формируют свои новые бренды, узнаваемые и привлекательные для туристов и инвестиций (на этот счет есть довольно глубокие исследования Филиппа Котлера, Чарльза Лэндри, Саймона Энхолта и др.) Не следует обольщаться, что Петербург сможет вечно существовать за счет консервации своей трехвековой истории - напротив, именно ее углубление парадоксальным образом запускает в городе новейшие европейские модели развития.

Кстати, эти модели могут совершенно не противоречить небоскребам - просто в нормальной ситуации они развиваются в разных пространствах. Парижский район небоскребов Дефанс виден лишь с той же Эйфелевой башни. Что мешает перенести небоскреб Газпрома за пределы видимости исторического центра и построить его в каком-нибудь до сих пор заброшенном пригороде, создав тем самым, кстати, стимулы для его самостоятельного развития, без извечной российской привычки к тотальной централизации? Но, увы - имперская логика глуха к этим доводам как бульдозер...

...А пока питерские музыканты, объединившись в «Подпольный Фронт», исполняют новый, зажигательно-протестный гимн «ингерманландца» Вадима Курылёва. Да, «закончилось время стёба». Если Россия в лице своих высших руководителей отождествится с имперскими амбициями Газпрома - ее история рискует закончиться вместе с ним,

Когда мы выпьем всю нефть,
Когда мы выкурим, мать его, полностью газ...

Русский Журнал


4.3/10 (число голосов: 129)




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру

Новости Бокса: Стал известен следующий противник Артура Абрахама на сайте ArmBoxing.com. , Свежая информация составление договоров у нас на сайте.

Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008