О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Философский камень

Израиль как Новая Эллада?
19.03.2010 17:21
Вадим Штепа
Русский Журнал

Израиль как Новая Эллада?

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]

«Несть ни эллина, ни иудея» - гласит христианская заповедь. Но в реальности они есть. Точнее даже - после создания государства Израиль произошел невероятный цивилизационный парадокс: «иудеи» и стали «эллинами». / далее

Подробнее на ИNАЧЕ.net


Код для вставки в блог


«Несть ни эллина, ни иудея» - гласит христианская заповедь. Но в реальности они есть. Точнее даже - после создания государства Израиль произошел невероятный цивилизационный парадокс: «иудеи» и стали «эллинами».

А прямых потомков Эллады, увы, действительно нет - точно так же, как современные египтяне не имеют никакого отношения к пирамидам. Нынешняя Греция давно уже являет собой унылые европейские задворки, способные лишь спекулировать античным наследием, но никак не продолжать его. Многовековая византийско-османская мясорубка искрошила некогда гордый эллинский дух и довела его до исторического дефолта. Но история не только не терпит пустоты - она еще и дама ироничная. Древние иудеи критически относились к европейской античности - и, учитывая римскую оккупацию их родины, имели к тому все основания. Однако, пройдя через горнило глобального рассеяния и вновь обретя свою землю, они поразительным образом сами стали подобием эллинов как родоначальников европейской цивилизации.

Современный Израиль напоминает античную Элладу многими неожиданно узнаваемыми очертаниями - тем, что является страной демократически самоуправляемых общин (полисов), удивительным диалектическим сочетанием традиционализма и модернизма, высокой ролью интеллектуальных профессий, но в то же время и армией, служить в которой действительно считается честью, а также - извечной войной с «персами»...

Жан Бодрийар однажды назвал США «страной воплощенной утопии». Но она есть и поближе. Впечатляющую статистику однажды привел в своем Живом журнале философ и публицист Авром Шмулевич:

«Израиль - 100-ая по размеру страна с менее чем 1/1000 от всего населения в мире.

При этом Израиль:

- Имеет самое большое в мире количество научных работ - 109 на каждые 10,000 человек, a также самое большое количество зарегистрированных патентов на душу населения
- Имеет второе место в мире (после США) по количеству технологических компаний (3,500)
- Имеет третье место в мире (после США и Канады) по количеству компаний NASDAQ
- Имеет самый большой арсенал авиации после США
- Имеет самое большое количество биотехнических компаний в мире в расчете на душу населения
- 34% израильской рабочей силы имеет высшее образование. При этом Израиль является третьей индустриальной державой в мире - после США и Голландии
- Израиль является вторым в мире по печатанию и продаже новой литературы
- По сравнению с любой другой страной Израиль имеет самое большое количество музеев на душу населения
- Израиль имеет самое большое в мире количество компьютеров на душу населения
- Израиль имеет самое большое в мире количество учёных на 10,000 населения: Израиль - 145, США - 85, Япония - 70, Германия - 60
- Windows NT operating system, Pentium MMX Chip technology и AOL Instant Messenger были разработаны в Израиле. ICQ, кстати, тоже разработка израильтян
- Microsoft и Cisco имеют свои единственные R&D вне США только в Израиле
- Первая в мире действующая солнечная батарея была установлена израильтянами в Калифорнии (Mojave desert)

И все это за 60 лет своего существования, при постоянных войнах и терроре!»

В Израиль часто ездят паломники к местам библейских чудес - но мне главным чудом показалась сама эта земная страна. В столетней давности споре коммунизма и сионизма сионизм одержал убедительную победу. У коммунистов, даже в российско-патриотическом изводе этой идеологии, все же никогда не было настоящей любви к своей стране. Точнее, она вся ушла в громкие лозунги - а на реальность чудовищного запустения и немереных свалок и поныне может «полюбоваться» любой путешественник между регионами. Тем контрастнее выглядят израильские леса, поля и сады, поднятые буквально из пустыни и по-хозяйски ухоженные. Видимо, размер страны все-таки имеет значение...

Новое обретение своей земли фактически раскололо евреев надвое. Большинство их все-таки осталось в рассеянии, не в силах отрешиться от своих родных стран, да и вообще - от «глобальной» ментальности, становлению которой современный мир во многом обязан именно евреям. Но автор этих строк не имеет морального права высказывать здесь какую-то критику, подобно Зееву Жаботинскому и другим яростным обличителям «жалких галутных жидов». Позволительно лишь признаться в своей большей симпатии к тем, кого называют сабра - кто уже родился в Израиле и с детства говорит на его языке. (Иврит - еще один потрясающий пример воплощенной утопии: «мертвый» язык, ставший всего за пару поколений разговорным и даже сленговым. Представьте невозможную аналогию - какой-нибудь современный европейский народ, вдруг освоивший руны или глаголицу...)

В Израиле нелепо выглядят еврейские анекдоты, основанные на некоторых специфических особенностях галута. Казалось бы, мировое рассеяние должно придавать народу больше многообразия, а сосредоточение в одной стране - влечь к унификации. На деле же все выходит с точностью до наоборот: израильтяне - очень разные по фенотипу и психотипу. Какого-то «типичного израильтянина», кажется, просто не существует - есть люди характерно ближневосточной внешности, есть черные репатрианты из Африки, а есть и белобрысо-голубоглазые «арийцы». Но всех по большому счету объединяет именно язык. Религия конечно уважаема и влиятельна (еда в большинстве мест только кошерная - о борще со сметаной придется забыть), но в целом Израиль вовсе не производит впечатления слишком клерикального государства, даже несмотря на такую сверхконцентрацию религиозных объектов.

Перед поездкой в интернете то и дело попадались материалы о бурных митингах иудейских ортодоксов - так что складывалось впечатление некоего фундаменталистского режима. Однако «в реале» оно сразу же рассеялось - как и многие популярные предубеждения об этой стране. Ультраортодоксы просто предпочитают жить в своих районах, но по отношению к любопытным туристам вполне вежливы и корректны. Если, конечно, не разгуливать там в купальниках и не пытаться жарить свиные стейки.

Эти вечные студенты религиозных школ, помимо некоторых социальных льгот, освобождены также от службы в армии. Что в принципе правильно: брахману - брахманово, кшатрию - кшатриево. Однако от израильской армии, в отличие от российской, у молодежи «косить» не принято. И дело совсем не в более мощной пропаганде или боязни репрессий - просто отношение к защитникам страны там резко отличается от российского пережитка крепостничества. (Недавно по каналу Россия-24 прошел познавательный репортаж Сергея Пашкова на эту тему.) Но если среди мужского населения Израиля продолжится рост «брахманов», тогда защиту страны придется, видимо, взять на себя симпатичным «амазонкам». Пропагандисты хиджабов тогда точно  не пройдут!

У французского философа Гийома Фая есть интересный синтетический термин - «археофутуризм», который он полагает главной культурной стратегией наступившего века. Израиль действительно можно назвать археофутуристической страной - настолько там слиты устремления к прошлому и будущему, противоположные только для внешних, одномерных наблюдателей. Один из самых распространенных символов, которые встречаются повсеместно - в дизайне, скульптуре, да и просто в природе - молодые побеги ветхого древа. Прогуливаясь как-то с Авромом Шмулевичем по вечерним «арбатам» западного Иерусалима, заходя в различные арт-кафешки, мы то и дело встречали группы молодежи, поющие и танцующие какой-то свежий глобальный хип-хоп, но при этом одетые и постриженные по сугубо израильской моде.   

Однако стоит пересечь незримую границу восточного Иерусалима - и попадаешь в совсем иной мир. Вроде бы и здания похожи - но куда-то вмиг исчезает европейский шарм, а фланирующая публика сменяется напряженно-суетливой. Прямо на улицах варятся и поедаются какие-то пахучие кушанья, тут же, прямо из коробок, торгуют одеждой и посудой, а обрывки этих самых коробок разносит ветер... Левый читатель, возможно, увидит в этой антропологической разнице расизм и упрекнет бездушного автора в циничном отношении к «бедным» арабам. Впрочем, их бедность изрядно преувеличена - ООНовские фонды изрядно помогают этим «жертвам оккупации», но видимо эта помощь успешно оседает у «автономного» начальства этих «жертв»... Да и в конце концов, арабы - не самые нищие на этой планете, где же у их могущественных нефтяных шейхов солидарность с «обездоленным палестинским народом»? Но этот вопрос лидеры арабского мира предпочитают игнорировать. Возможно, осознают свою собственную неприглядную роль в том, кто собственно в свое время и «обездолил» палестинцев.

Когда в 1947 году ООН приняла решение о разделе этой бывшей британской колонии между евреями и арабами, израильтяне сразу же принялись создавать свое государство, вполне удовлетворившись отведенной им территорией - хотя туда не входил и Иерусалим, и другие древние еврейские земли. Но аналогичной возможности создать собственное государство палестинцам не предоставили их же арабские братья-соседи - Египет, Сирия, Ирак, Саудовская Аравия, Иордания, Ливан и Йемен. Они просто сочли территорию, отведенную под палестинское государство, «общеарабской» и превратили ее в плацдарм для войны против Израиля, которую объявили ему на следующий же день после его провозглашения. Однако Израилю удалось отстоять свою независимость, в одиночку отбив арабский натиск на всех фронтах. А в Шестидневной войне 1967 года, столкнувшись с подготовкой арабскими странами аналогичного многостороннего вторжения, Израиль нанес стремительный превентивный удар, и в итоге отвоевал Иерусалим, а также занял Синай, западный берег Иордана и Голанские высоты - как основные базы агрессоров.   

Ну и кто же после всех этих нападений виноват в том, что палестинское государство так и не возникло? Впрочем, Израиль все-таки предоставил арабским территориям автономию - хотя и поныне терпит ракетные обстрелы оттуда... Надо ли особо доказывать, что израильтяне в таких условиях вовсе не страдают излишней политкорректностью по отношению к арабам? Попутно заметим, что этой модной левацкой игрушкой они не баловались никогда. «Пионеры» Израиля в свое время развернули настоящую партизанскую войну против англичан, которые блокировали въезд евреев в Палестину и вооружали арабские легионы. А ведь с точки зрения исторических стереотипов это был «террор» против «освободителей»! Кстати, в отличие от иных стран, Израиль официально никак не осудил присвоение звания Героя Украины Степану Бандере - настоящие борцы за национальную независимость, как правило, понимают друг друга...

Портал «Википедия», несмотря на его странные цензурные правила, иногда все же выдает удивительно точные и лаконичные формулировки: «Израиль неизменно следует принципам заложенным в его создании и на сегодняшний день является единственным полноценным национал-демократическим государством».

О том, что такое израильская национал-демократия, весьма подробно рассказывает один из ее идейных лидеров, сопредседатель движения «Дом Давида» Рами Сурис. Привести некоторые выдержки из его интервью нам представляется весьма полезным для крушения устаревших советско-российских стереотипов об Израиле:

«- Сейчас наблюдается некоторое сближение между Европейскими правыми и Израильскими, каково твоё мнение - в чём заключаются основные точки соприкосновения и каковы перспективы могут быть от этого сотрудничества?

- Победа израильского национального лагеря на выборах 2009 года произвела в Европе настоящий фурор, к ужасу левых сил и радости правых. Именно наша победа и предопределила то, что в Европе в последнее время влияние правых партий и идеологий усилилось. Усилилось в первую очередь тем, что европейцам начала надоедать политика под названием Еврабия, люди стали отчетливо видеть, что проарабская «игра» в толерантность не приводит ни к чему, кроме как наводнения этих стран мусульманскими мигрантами, которые к тому же не хотят признавать законов стран проживания, паразитируют на социальных пособиях, резко увеличивают показатели преступности этих стран. Желание многих европейцев вернуть себе тот статус, который у них был в послевоенный период, с высоким уровнем экономики и социальной политики, безопасности и культуры... Они видят в нас, в первую очередь, союзника в борьбе с надоевшим всем исламским экстремизмом, они видят в нас страну, сохранившую, как ни странно, именно европейские базовые демократические ценности, хотя и с национальной составляющей».

Очень интересно также его мнение об аналогичных идейных трендах в России:

«В русском национализме происходит перелом и смена традиционных лжеценностей, веками навязанных русскому народу имперской и православной пропагандой... В последнее время, благодаря интернету, в первую очередь, и в Израиле стали узнавать много нового про русский национализм. Именно интернет, как источник свободного международного общения, приоткрыл завесу и снял «маску» с русского национализма, который раньше подавался из российских государственных СМИ исключительно как некое погромно-антисемитское экстенсивное сборище, способное только на разрушение».

Однако Россия как государство ведет на Ближнем Востоке довольно странную политику, нацеленную на поддержание конфликтности. Еще из путевых заметок: меня приятно удивил высокий уровень безопасности на улицах израильских городов, весьма контрастирующий с дежурными «страшилками», о которых только и сообщает российское телевидение, создавая Израилю имидж вечной «горячей точки». Причем эта безопасность обеспечивается там далеко не только вооруженными полицейскими - к слову, в Тель-Авиве люди в форме попадаются даже реже, чем в Москве. Просто само население настроено хоть и внимательно, но довольно миролюбиво, без нервозной подозрительности, которая, увы, свойственна нашим «мирным» мегаполисам. Вот как в другом интервью г-н Сурис объясняет историю и принципы российской политики в этом регионе:      

«Если для СССР присутствие на Ближнем Востоке играло политическую роль в свете противостояния США в холодной войне, то для России - присутствие здесь определяют уже экономические факторы. Экономика России во многом построена на ресурсной схеме, а известно, что ничто так не влияет на цены углеводородных ресурсов, таких как нефть и газ, как локальные военные конфликты. На Ближнем Востоке - особенно, т.к. именно здесь в регионе и сосредоточена огромная концентрация «черного золота». И если США заинтересованы в спокойствии в регионе, то Россия, наоборот, в генерации таких конфликтов. Чем она и занимается, поставляя вооружения тоталитарным государствам, таким как Сирия или Иран, поддерживая радикальные исламские группировки, такие как «Хизбалла» или «Хамас», которых она также вооружает через третьи страны. Инцидент с захватом израильским спецназом теплохода «Arctic Sea» это как раз и была попытка такого вооружения, которая должна была сгенерировать очередной конфликт. Но попытка была вовремя пресечена. В то же время Россия понимает, что слишком сильно нарушать стратегический баланс в регионе тоже не следует, т.к. агрессивные соседи Израиля большими друзьями России тоже не являются, они являются ее интересантами. И эту «дружбу» она часто испытывала на себе. Большой друг СССР - лидер ООП Я.Арафат, целовался с советскими лидерами, но ежемесячно посылал 1000 бойцов в Афганистан, на помощь талибам, которые вели там войну с советскими солдатами. Другой «друг» - «Хизбалла» - захватывала заложников и казнила представителей советского консульства в Ливане в 1979 году. Еще один «друг» «Хамас» - боевики которого активно участвовали в войне против РФ в Чечне. Ну и вы, сами, наверное, помните многочисленных саудовских, иорданских, турецких и прочих «друзей» у себя в стране во время той же войны».

Такая политика совершенно естественна для сырьевой империи - безопасность собственных граждан ее заботит куда меньше, чем экономические интересы «элиты».  Поэтому, если возможны русские аналоги сионизма, с которыми израильские национал-демократы могли бы найти общий язык, то они возникнут не на «общеимперском», а на региональном уровне. Это, кстати, будет гораздо более равноправное общение, поскольку численность населения Израиля сопоставима с российскими регионами, а с точки зрения Кремля он выглядит лишь одной из малых стран, и поэтому его интересы заведомо уступают «великому исламскому миру».

«Третьеримская империя» в принципе способна лишь усреднять и провинциализировать уникальные региональные культуры. Но их пробуждение вовсе не ведет к «распаду», которым запугивают централисты. Оно будет означать лишь назревшую трансформацию российского пространства - от «вертикального» к «сетевому» принципу. Регионы, как «кластеры» этой сети, интересны друг другу именно в силу своих различий - напротив, распадается только то, что искусственно унифицировано и внутренне опустошено, как каббалистический клиппот («мир скорлуп»). А в позитивном случае возможны даже такие парадоксальные совпадения имен будущих русских республик с древними израильскими топонимами - Тверия, Самария...

Ныне уже просматриваются контуры исторического соглашения европейских (в том числе русских) и израильских национал-демократов. Ценности у них довольно близки - но все же стратегическое сближение здесь возможно лишь на основе существенной ревизии каждой из сторон своих мировоззренческих оснований, исключения оттуда устаревших, но навязчивых стереотипов.  

Для европейцев (и русских) это предусматривает, конечно, полное избавление от антисемитских комплексов и предубеждений. Они не только нелепы в принципе, но и блокируют адекватное отношение к реальным глобальным угрозам современности. Показательно, что те «патриотические» медиа, которые насаждают конспирологию «мирового еврейского заговора», как правило, старательно обходят тему исламской демографической экспансии.

Политический антисемитизм в Европе появился в эпоху христианских империй. Евреи, которые конфессионально и идеологически не вписывались в этот стандарт, выглядели подозрительными диссидентами. В России этот контраст, дополненный еще и чертой оседлости, и другими дискриминационными мерами, оказался едва ли не самым резким - что и повлекло за собой массовое участие евреев в революции. Правда, еврейских большевиков можно считать евреями лишь номинально (как и Ленина - «русским», а Сталина - «грузином»): они полагали себя абсолютными интернационалистами, а к сионизму относились враждебно, и в своем воинствующем атеизме закрывали синагоги с не меньшим рвением, чем православные церкви.

Тем не менее, «православное возрождение» 1990-х годов и последующая реставрация имперского менталитета привели к тому, что в большевистской революции вновь начали обвинять в первую очередь именно еврейских «отщепенцев». Дореволюционную монархию вдруг стало принято идеализировать и изображать небывало гуманным режимом, который злостные еврейские большевики уничтожили и построили на его месте чудовищный ГУЛАГ. И эта пропаганда с неизбежностью придавала борьбе за историческую справедливость антисемитские черты. Однако еврейские деятели тех лет, еще обладавшие мощным медиа-ресурсом, вместо спокойного исторического диалога на эту тему пускались лишь в истерические обвинения оппонентов в «фашизме», чем только усугубляли этот конспирологический ступор...

Выйти из этого замкнутого круга смогли лишь те русские национал-демократы, которые освободились от православно-имперских мемов. И это сразу же придало исторической дискуссии качественно иной масштаб. Вместе с православием оттуда исчез и доктринальный христианский антииудаизм, а отказ от великодержавия заставил внимательнее присмотреться к судьбе всех народов, подавленных империей, и понять глубинные причины их революционного подъема.

Однако, отвергнув политический антисемитизм, многие национал-демократы в религиозно-мировоззренческом смысле остались последовательными «антиавраамистами». И хорошо бы это не смущало «авраамистов», но напротив - воспринималось ими как поле свободных дискуссий. В некоторых иудейских кругах все  еще принято гордиться тем, что именно от иудаизма произошли другие «мировые религии» - христианство и ислам. Но быть может, пора уже задаться вопросом - а много ли счастья принесло самим иудеям такое «первородство»? Христианство изначально и имманентно содержит в себе антииудаизм (это остро показано в недавнем фильме А. Аменабара «Агора»), а отношения с современным исламом в излишних комментариях не нуждаются... Как бы кому ни показалось парадоксальным, но наиболее комплиментарные отношения у иудаизма могут возникнуть с европейским неоязычеством. Неслучайно один из первых эдиктов императора Юлиана (которого христиане прозвали «Отступником») был именно о восстановлении Иерусалимского храма.

С точки зрения европейских неоязычников (точнее было бы называть их «философами новой античности»), еврейский опыт воспринимается как весьма поучительный. Народ, создавший свою особую религиозно-мифологическую систему, сохраняющий и развивающий ее на протяжении столетий, но при этом не стремящийся обращать другие народы в свою «истинную веру» - это вновь весьма напоминает античную Элладу, где жители разных полисов могли поклоняться разным богам, но это вовсе не становилось основанием для религиозных войн. Кстати, именно эти идеи развивает упомянутый уже Гийом Фай в своей книге «Новый еврейский вопрос», из-за которой многие антисемиты предали его анафеме. Они все еще по большей части остаются в плену христианского прозелитизма и его нескончаемой борьбы с «еретиками». Однако наиболее комплиментарным движением для европейских правых, которые все более склоняются к секуляризму, является именно светский сионизм.

Со стороны сионизма правые ожидают не менее значимого мировоззренческого отказа - от поддержки исторических табу, созданных левыми «политкорректорами» в послевоенный период и весьма напоминающих советские коммунистические догматы. Правые добиваются свободы исторических дискуссий и исследований, не скованных предустановленными «истинами», например о Холокосте. Настоящие победители не боятся «сомнений» в своей победе. Впрочем, всякий ревизионизм с неизбежностью топит дискуссию в прошлом - тогда как сегодня куда более требуются проекты взаимодействия в текущей политике.

Тем не менее, даже текущая политика все еще скована стереотипами прошлого, хотя глобальные тренды уже совсем иные. Если еще в 1999 году Израиль устами Ариэля Шарона осудил натовские бомбардировки Югославии как не санкционированные ООН, то сегодня значение этой организации еще более снизилось. США, ЕС и РФ не смущаются влезать в израильские внутренние дела с указаниями, где можно и нельзя строить новые города. США хоть и называются «главным стратегическим партнером» Израиля, но арабское нефтяное лобби там также весьма влиятельно. Еще более влиятельно оно в Европе, где левые силы совместно с исламскими мигрантами постоянно проводят массовые антиизраильские демонстрации. Ну а в РФ вообще с распростертыми объятиями принимают террористов из ХАМАС...

Левобюрократический ЕС все более становится римейком Западной Римской империи, тогда как клерикально-преемническая РФ - Восточной. При этом, прокладывая между собой газовые «потоки», они эволюционируют к определенной конвергенции. Только эта конвергенция осуществляется не в интересах жителей европейских и российских регионов, а как укрепление власти крупных сырьевых корпораций. Они способны мыслить исключительно имперскими категориями - малые страны и регионы со своей особой идентичностью им лишь мешают. Злая ирония истории состоит в том, что этот неоимпериализм всячески спекулирует на культе победы над прежней европейской империей - Третьим рейхом, чем создает себе «неоспоримый» исторический имидж.

Однако новые эпохи всегда начинаются внезапно и парадоксально. Очередное «падение Рима» случится, когда израильские и европейские правые из разных регионов найдут в себе силы переступить через ветхие предубеждения (только поощряемые империей) и построить международную национально-демократическую сеть.

Русский Журнал (в сокращении)


5.1/10 (число голосов: 159)




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру



Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008